Поздравления с днем гидрографа

Тут в проблемах мирской суеты прозевали мы один праздник-
мои поздравления братве с трудяг-гидрографов.

13 октября 1827г.в СИСТЕМЕ вОЕННО-МОРСКОГО ВЕДОМСТВА рОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ БЫЛО УЧРЕЖДЕНО «Управление генерал-гидрографа»Первым начальником его стал вице-адмирал Г.А.Сарычев.

Shultz> Сегодня отмечается день Черноморского флота. Всех, кто там служил и служит, с праздником.

За поздравление, конечно, спасибо, да только праздновать нам сегодня особо нечего. Когда был ФЛОТ, обходились двумя праздниками в году. Теперь от флота аж целых три корабля первого ранга осталось, зато прогнившие до дыр флаги расцвечивания приходится поднимать чуть ли не еженедельно.

НАВАЛ СПАСАТЕЛЬНОГО БУКСИРА «ОРИОН» (ЧФ) НА ПОДВОДНУЮ ЛОДКУ «С-232» 25 СЕНТЯБРЯ 1976 ГОДА

Основные данные СБ «Орион» соответствуют ТТХ проекта 733.

Основные данные ПЛ «С-232» соответствуют ТТХ проекта 613.

Спасательному буксиру «Орион» была поставлена задача буксировки из Южной бухты Севастополя плавкрана «ПК-12050». После подачи на плавкран буксирного конца «Орион» на малом ходу произвел навал на кормовую оконечность подводной лодки «С-232», отшвартованной к причалу подплава вместе с ПЛ «С-234». Навал произошел в 13 часов 50 минут и из-за небольшой инерции буксира не привел к значительным повреждениям легкого корпуса субмарины.

НАВАЛ СУДНА БЕЗОБМОТОЧНОГО РАЗМАГНИЧИВАНИЯ «СБР-140» НА РАКЕТНЫЙ КРЕЙСЕР «АДМИРАЛ ГОЛОВКО» (ЧФ) 28 СЕНТЯБРЯ 1976 ГОДА

Основные данные «СБР-140» соответствуют ТТХ проекта 220.

Судно размагничивания следовало по выходному фарватеру из Северной бухты Севастополя. По неосмотрительности капитана «СБР-140» курс судна пролегал значительно правее фарватера и проходил в опасной близости от военных кораблей, стоящих у причалов №12-15. Стоящий на руле матрос зазевался и судно резко рыскнуло вправо. В результате отклонения от курса «СБР-140» носовой частью деревянного корпуса навалился на форштевень и якорную цепь ракетного крейсера «Адмирал Головко». Цепь смягчила скользящий удар по дубовым форштевнем судна размагничивания (построено в Финляндии на базе ледовых зверобойных шхун). В результате навала на форштевне крейсера осталась царапина, а на «СБР-140» были повреждены несколько досок обшивки по правому борту. Судно продолжило свой путь.

ПОСАДКА НА МЕЛЬ ВОДОЛАЗНОГО МОРСКОГО БОТА «ВМ-413» 17 ДЕКАБРЯ 1976 ГОДА

Основные данные «ВМ-413» (проект 535М — «Краб», «Ельва»-класс):

  • Водоизмещение — 300 т
  • Размерения — 40,9 х 8,1 х 2 м
  • Скорость — 13 узлов
  • Экипаж — 30 человек

Водолазный морской бот совершал переход между Анапой и Новороссийском в условиях шторма и плохой видимости. Из-за ошибки штурмана курс был проложен слишком близко к мысу Железный Рог и в 16 часов 20 минут «ВМ-413» сел на мель в 11 милях от мыса Железный Рог. При определении места аварии оказалось, бот выскочил на банку Мария-Магдалина (45°03′сш, 37°00′вд) с наименьшими глубинами 1,2 метра.

Примечание: других подробностей происшествия автору установить не удалось.

СТОЛКНОВЕНИЕ ГИДРОГРАФИЧЕСКОГО СУДНА «ГС-212» И КОРАБЛЯ СВЯЗИ «КСВ-5» 22 ДЕКАБРЯ 1976 ГОДА

Основные данные «ГС-212» (проект 870, «Бия»-класс):

  • Водоизмещение — 750 т
  • Размерения — 55 х 9,8 х 2,6 м
  • Скорость — 13 узлов
  • Экипаж — 25 человек

Основные данные «КСВ-5» (проект 254-КС):

  • Водоизмещение — 556 т
  • Размерения — 58 х 8,8 х 2,21 м
  • Скорость — 13,7 узла
  • Экипаж — 36 человек

Гидрографическое судно «ГС-212» возвращалось в Севастополь после проведения промерных работ. Работы были окончены в 2 часа 42 минуты, но огни «судна, не могущего уступить дорогу» выключены не были. На мостике судна находился капитан, зрительного и технического наблюдения за обстановкой не проводилось. «ГС-212» следовал 10-узловой скоростью (курс 90°) и волнами сильно заливало надстройку. Волнение моря силой в 3 — 4 балла, ветер (30°) — 6 м/с, видимость — ночная полная. В 23 часа 33 минуты судно подвернуло влево на курс 75° для выхода на Инкерманский створ. Встречного судна капитан «ГС-212» не обнаружил, но за короткое время дважды безрасчетно менял курс влево для уменьшения заливае-мости надстройки. Встречным судном оказался корабль связи «КСВ-5» — бывший морской тральщик «МТ-506», переоборудованный в 1974 году для перевозки почты и кинофильмов. Командир «КСВ-5» обнаружил на экране радиолокатора встречную цель на дистанции 43 кабельтова, а в 23 часа 33 минуты — на дистанции около 30 кабельтовых увидел огни «судна, не могущего уступить дорогу». Корабль связи следовал курсом 272° со скоростью 12 узлов, но командир не сделал расчетов на безопасное расхождение и в 23 часа 41 минуту просмотрел опасный поворот «гидрографа» влево. Факт поворота на «КСВ-5» обнаружили лишь за минуту до столкновения и командир успел лишь переложить руль на борт и дать самый полный ход вперед. Но эти меры запоздали и в 23 часа 45 минут «ГС-212» врезался форштевнем в середину левого борта «КСВ-5» около надстройки. В результате столкновения корабли получили повреждения корпусов в надводной части.

КАСАНИЕ ГРУНТА МОРСКИМ СРЕДНИМ ТРАНСПОРТОМ «ОНДА» (ЧФ) 8 ИЮЛЯ 1977 ГОДА

Основные данные МСТ «Онда» (проект 1850, «Андижан»-класс):

  • Водоизмещение — 2365 / 6800 т
  • Размерения — 104,2 х 14,4 х 6,6 м
  • Скорость — 13,5 узла
  • Экипаж — 100 человек

Военный транспорт-ракетовоз «Онда» следовал проливом Босфор, возвращаясь из Средиземного моря в Севастополь. Капитан транспорта общесудовую тревогу объявил с запозданием и лишь при входе в пролив. На море был штиль, видимость — переменная, от 1 до 30 кабельтовых. Капитан «Онды» маневрировал самоуверенно и безграмотно: не включил эхолот и не согласовал курсограф, небрежно велась радиолокационная прокладка и не определялись элементы движения встречных целей, а при ухудшении видимости долго продолжал идти не снижая хода. Лишь через 15 минут, после ухудшения видимости до 100 метров, капитан принял решение встать на якорь в бухте Бебек, в которой стоянка запрещена из-за малых глубин. В 5 часов 52 минуты на экране РЛС была обнаружена встречная цель на дистанции 3 кабельтова и для безопасного решения задачи расхождения транспорт резко уклонился влево и оказался в непосредственной близости от отмели у плавучего знака «Бебек». В 5 часов 57 минут на дистанции 100 метров прямо по курсу были обнаружены яхты и капитан «Онды» переложил руль право на борт, дав при этом команду: «Машинам полный ход назад!» Через две минуты транспорт под действием сильного прижимного течения коснулся левым бортом грунта. Толстый слой наносного ила позволил избежать повреждений.

На заводе «Нижегородский теплоход» спустили на воду уникальный гидрографический катер «Георгий Зима». Об этом сообщили в региональном минпроме.

Судно построено по заказу Министерства обороны, а нести службу «Георгий Зима» будет в городе Ломоносов Ленинградской области.

Катер предназначен для обследования навигационных опасностей на глубинах до 400 метров, оборудование корабля позволяет вести высокоточную съемку рельефа дна. А с помощью однолучевого эхолота можно проводить съемки на глубинах до 2 000 метров. С помощью судна будет проводиться обслуживание плавучих знаков, обеспечение спасательных и поисковых операций, лоцманская проводка подводных лодок и крупнотоннажных кораблей.

Катер назван в честь Георгия Зимы — капитана I ранга, гидрографа Балтийского флота, участника Великой Отечественной Войны, награжденного 7-ю орденами и 12-ю медалями.

За последние пять лет «Нижегородский теплоход» построил 20 кораблей для Министерства обороны РФ. Еще два катера строятся сейчас. В настоящее время предприятие обеспечено заказами до 2022 года.

Напомним, уникальный несамоходный земснаряд «Владимир Панченко» спустили на воду в Городецком районе.

Фото: пресс-служба правительства Нижегородской области

Седов Георгий Яковлевич

135 лет со дня рождения Г.Я.Седова, русского гидрографа и исследователя Арктики (2012 год)

Российский гидрограф и полярный исследователь. В 1912 году организовал экспедицию к Северному полюсу на судне «Святой Фока». Зимовал на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа. Пытался достигнуть полюса на собачьих упряжках. Умер близ острова Рудольфа.

Георгий Седов родился в семье азовского рыбака с Кривой Косы. В семье было девять детей. Отец ушел на заработки и пропал на годы. С семи лет пришлось Ерке рыбачить, ходить на поденщину в поле.

До четырнадцати лет он был неграмотен, а потом, когда вернулся отец, кончил за два года трехклассную церковноприходскую школу и. убежал из дома.

В двадцать один год Седов получил диплом штурмана дальнего плавания, в двадцать четыре экстерном сдал экзамен и был произведен в поручики по Адмиралтейству, направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана.

В экспедиционных плаваниях Седов зарекомендовал себя блестяще. Георгий Яковлевич становится помощником начальника экспедиции. Биографы утверждают, что еще в 1903 году он впервые задумался о достижении полюса, когда познакомился в Архангельске с участниками американской полюсной экспедиции Циглера — Фиала. Это вполне вероятно. Но начинается русско-японская война, и он подает рапорт об откомандировании его на Дальний Восток. Седов командует миноноской № 48, которая несет сторожевую вахту в Амурском заливе. А в 1906 году его назначают помощником лоцмейстера Николаевской-на-Амуре крепости.

В газете «Уссурийская жизнь» молодой гидрограф выступает со статьями, в которых подчеркивает «значение Северного океанского пути для России», призывает к его освоению.
В 1908-1910 годах Седов работал в экспедиции Каспийского моря, затем проводил на Колыме обследование устья реки, а на Новой Земле картировал Крестовую Губу, где был заложен Ольгинский поселок.

Летом 1910 года, как раз перед экспедицией на Новую Землю, Седов женился на Вере Валерьяновне Май-Маевской.

По ее воспоминаниям, вернувшись с Новой Земли, Седов начал постоянно говорить о полюсной экспедиции. Но его вновь посылают на Каспий. Только 9 (22) марта 1912 года он подает докладную записку начальнику Главного гидрографического управления генерал-лейтенанту А. И. Вилькицкому: «Горячие порывы у русских людей к открытию Северного полюса проявлялись еще во времена Ломоносова и не угасли до сих пор. Амундсен желает, во что бы то ни стало оставить честь открытия за Норвегией и Северного полюса. Он хочет идти в 1913 году, а мы пойдем в этом году и докажем всему миру, что и русские способны на этот подвиг. «

Газеты восторженно приняли идею Первой русской экспедиции к Северному полюсу. Седова поддержали А. И. Вилькицкий, морской министр России И. К. Григорович. Николай II отнесся к плану экспедиции с пониманием. Седову был предоставлен двухлетний отпуск с сохранением содержания, из капитанов по Адмиралтейству он был переведен во флот с чином старшего лейтенанта. Сменив серебряные погоны гидрографа на золотые, сын азовского рыбака был, можно сказать, введен в высший свет.
Однако вскоре Георгия Яковлевича поджидало горькое разочарование. Специально созданная при Гидрографическом управлении комиссия резко и во многом справедливо раскритиковала план экспедиции. К 1912 году Георгий Яковлевич много и успешно поработал на Севере, но он не знал зимней Арктики, не имел никакого опыта движения по дрейфующим льдам. Отсюда и проистекали все промахи разработанного им плана. У Каньи, например, была сотня собак и два вспомогательных отряда. У Пири — двести пятьдесят собак и четыре вспомогательных отряда. По плану Седова переход к полюсу должны были осуществить всего три человека с тридцатью девятью собаками.

К тому же, стремясь «опередить» Амундсена, Георгий Яковлевич намечал срок выхода экспедиции на 1 июля. Времени на подготовку было явно недостаточно.

В конце мая Седов подготовил новый, уточненный план экспедиции. Количество собак увеличивалось теперь до шестидесяти, а груз был уменьшен с 3,25 до 2,18 пуда на одну собаку (около 38 килограммов). Но дневной рацион собаки пришлось снизить с 1 до 0,6 фунта (приблизительно до 250 граммов). Так что и в новом плане были явно нереальные цифры. Весь поход к полюсу и обратно должен был теперь продолжаться 172 дня — без малого шесть месяцев!

Однако Седов верил в свои силы, в силы русского человека. «Кому же, как не нам, привыкшим к работе на морозе, заселившим Север, дойти и до полюса? И я говорю: полюс будет завоеван русскими. «

Комиссия отвергла планы Седова. Император пожаловал 10 тысяч рублей, но правительство отказалось выделить деньги на экспедицию.

Может быть, объявить подписку? В газетах печатаются объявления. Кто-то жертвует сто рублей, кто-то несколько копеек. Создан комитет по подготовке экспедиции, во главе которого становятся издатели.

Бесконечное число самых неожиданных, самых нелепых препятствий пришлось преодолеть Седову во время подготовки экспедиции. Судно «Святой мученик Фока» удалось, например, зафрахтовать только 10 июля.

26 августа «Святой Фока» переведен из Соломбальской гавани к Соборной пристани Архангельска, а уже на следующий день — торжественные проводы, молебен, берется шампанское.
По плану «Фока» должен был доставить отряд Седова на Землю Франца-Иосифа и вернуться в Архангельск. Однако из-за позднего выхода выполнить план не удалось. Судно было затерто льдами у северо-западного побережья Новой Земли.

Нелегкой была эта зимовка: не хватало теплой одежды (ею был обеспечен только полюсный отряд), не хватало многих необходимейших «мелочей». Из-за спешки при сборах никто не знал даже, что взято, а что так и не успели получить.

Выяснилось, что поставщики жестоко обманули Седова. Солонина оказалась гнилой, как и треска.

Несмотря ни на что, Георгий Яковлевич не терял бодрости духа и даже подумывал идти к полюсу с Новой Земли. Участники экспедиции проводили разнообразные наблюдения и совершили несколько санных походов, существенно уточнив карту Новой Земли. Сам Седов вместе с боцманом А. И. Инютиным прошел со съемкой около семисот километров и впервые закартировал северное побережье архипелага. Это путешествие было очень нелегким — Георгий Яковлевич обморозил несколько пальцев на ногах, похудел на 15 килограммов.

«На обратном пути жизнь наша была трудна, больше — мучительна, ужасна, — писал он жене. — Около одного большого ледника. оторвало сильным ветром лед вплотную и унесло в море. Образовалась полынья шириной сажен 200. Эта полынья благодаря большому морозу покрылась тонким слоем льда (1,5 вершка). Так как нам деваться некуда было — либо идти назад, либо жить по ту сторону полыньи, обойти нельзя, либо переправляться, я решился на последнее. Сам пошел вперед, пробивая палкой лед, и тем, выбирая себе дорогу, а матросу приказал точно следовать с нартой по моим следам. Я уже благополучно переходил на другую сторону и в душе радовался, что нам удается переправиться, как вдруг слышу крик. Оглянулся: вижу нарту, собак и человека болтающимися в воде. Я поторопился, как только можно было, на помощь, но, не дойдя до человека шагов 10, сам провалился по грудь. Матрос просит помощи, а я сам в ней нуждаюсь.
. Не было никакой надежды на спасение. Лед обламывался, не за что было хвататься. Дул резкий холодный ветер со снегом, морозу — 12,5°. Члены коченели. Но Господь, по-видимому, был к нам милостив. Мы выползли снова на лед, подобрались с большой осторожностью к собакам, вцепились в постромки обеими руками, и я крикнул на собак изо всей силы, как только мог: «Прррр. » (вперед). Собаки рванулись, и нарта выскочила на лед, а затем с большой осторожностью добрались до берега. «

В начале лета пять человек во главе с капитаном Н. П. Захаровым. Ушли на юг, чтобы добраться до ближайшего становища, а оттуда в Архангельск. На судне кончался уголь. Седов надеялся, что еще летом 1913 года комитет сумеет обеспечить доставку угля и других припасов на Землю Франца-Иосифа.

Когда «Фока» в 1912 году не вернулся, в России раздавались голоса, призывавшие к организации спасательной экспедиции. Ведь на «Фоке» не было 10 станции, и судьба его оставалась неизвестной. Предполагали худшее.

Седов был полон решимости, во что бы то ни стало продолжить плавание к берегам Земли Франца-Иосифа и оттуда идти к полюсу. Но прошло лето, а льды все еще держали «Фоку» в плену, точнее, уже не «Фоку», а «Михаила Суворина»: во время зимовки Седов переименовал «Святого Фоку» в честь редактора газеты «Новое время».

Только 6 сентября подул восточный ветер, и судно вместе со льдами отнесло от берега.

Офицеры экспедиции посчитали достижение Земли Франца-Иосифа очень маловероятным и призывали Седова повернуть назад. Это был ультиматум, почти бунт на корабле.

Но Седов повел судно вперед! Несколько дней начальник экспедиции практически не сходил с мостика. Лавировали в тяжелых льдах, жгли в топке бревна, доски, старые ящики. И все-таки они пробились! «Больших трудов стоило старому дряхлому судну добраться до этих широт, тем более что на пути встретилось нам столько льду, сколько ни одна экспедиция, кажется, не встречала. На вторую зимовку судно встало в бухте Тихой на острове Гукера. Надвигалась полярная ночь. Условия жизни были на этот раз крайне тяжелыми: помещения едва отапливались, в каютах лежал лед, и одеяла по утрам нередко примерзали к переборкам. Многие продукты уже кончились.

Свежего мяса добыть удавалось редко. Пришлось есть и полутухлую солонину. В подборе пищевых рационов тоже сказались и спешка при подготовке и отсутствие опыта у Георгия Яковлевича.

Первая зимовка прошла относительно благополучно, но в бухте болели почти все, только трое оставались здоровыми. Кровоточили десны, многие жаловались на одышку, на странные «ревматические» боли, некоторые едва передвигались на опухших скрюченных ногах. Болен был и Георгий Яковлевич. Иногда он целыми днями не выходил из каюты. «Совсем разбиты ноги ревматизмом, — день за днем читаем мы в его дневнике. -Я по-прежнему слаб, кашляю отчаянно. Испытываю какое-то болезненное состояние. Опять ноги простудил, опять голени болят. «

Несмотря на болезнь, несмотря на то, что еще первой зимой большинство ездовых собак погибло, Седов продолжал подготовку к полюсному походу. Пожалуй, никто, кроме самого Георгия Яковлевича, не верил, что есть малейшие шансы на успех. Выход был назначен на 2 (15) февраля 1914 года. Вместе с Седовым шли два матроса — Григорий Васильевич Линник и Александр Матвеевич Пустотный.

Из дневника Седова: «2 февраля. С утра тихо, пасмурно, температур — 13.

В 12 часов при температуре — 20° под пушечные выстрелы отвалили от судна к полюсу. Провожали нас верст пять вся здоровая команда и офицеры. Сначала дорога была плохая, но зато собакам помогала команда, а затем дорога улучшилась, а в конце Гукера встретили огромные ропаки, через которые пришлось переправляться благодаря наступившей темноте с большим препятствием; нарты опрокидывались, и люди падали. Я с больными ногами полетел несколько раз.

3 февраля. В 9 снялись с лагеря. Дорога скверная. Выпало много снега, и нарты врезаются в него. Собаки еле тащат. Подвигаемся тихо, тормозом является также третья нарта, которая без человека. Холод собачий -35°, при этом ветерок прямо в лоб. Ноги мои поправляются, слава Богу.

4 февраля. В 9 снялись. В полдень чудная красная желанная заря. Дорога несколько лучше, снег утрамбовало. Собаки идут хорошо, хотя третий день ничего не едят, сало медвежье есть отказались, сегодня дали галет — съели. Сегодня было здорово холодно. Я шел в рубашке, сильно продрог. Спасаемся примусом, жжем керосину около двух фунтов в день.

5 февраля. . В общем, сегодня дорога выпала отвратительная, много рыхлого снега и ропаков. К вечеру. было адски холодно, а я умудрился и сегодня шагать в рубашке, ибо в полушубке тяжело. Продрог снова, в особенности замерзла холка, спина, плечи. Кашляю, тяжело очень при большом морозе дышать на ходу, приходится глубоко втягивать в грудь холодный воздух; боюсь простудить легкие.

7 февраля. . Сегодня термометр минимальный показал — 40°. Дорога была ужасно мучительна, ропаки и рыхлый глубокий снег. Страшно тяжело было идти, а в особенности мне, больному. Собаки, бедняжки, не знали, куда свои морды прятать. От двух до четырех была вьюга. Это окончательно нас убило, мы едва продвигались вперед. Я все время оттирал лицо и все-таки не усмотрел, как немного обморозил нос.

. 10 февраля. В 9 двинулись дальше. Я до того оказался слаб, благодаря бронхиту, что не мог десяти шагов пройти вперед. Сидел опять на нарте. Адски промерз, так как был одет для ходу. Кажется, еще больше усилил простуду, ибо стала болеть грудь и все ниже в правой стороне, страшно лихорадит. Дорога была скверная, а я все-таки был вынужден управлять своей нартой, был настоящим мучеником. Сейчас в палатке при огне очень дурно себя чувствую. Ужасно боюсь, чтобы не получить воспаление легких. У Пустошного шла кровь ртом и носом. У Линника сильно мерзли ноги. Сегодня был особенно холодный день.

. 13 февраля, 13-е число неудачное, как вообще. Снялись в 9 и пошли в тумане (идет снег). Дорога тяжелая, собаки еле везут, ничего не видно. В 5 часов остановились ночевать. Вечером пришел медведь к палатке, огромный, собаки его погнали. Я, несмотря на болезнь, пошел с Линником на собачий лай. Пройдя кое-как около двух верст, мы нашли медведя сидящим в лунке, окруженного собаками. Я несколько раз стрелял в него с аршинного расстояния, но ружье так замерзло, что не дало ни одного выстрела. Когда пошли мы, разочарованные, назад, то я уже двигаться не мог, так плохо себя чувствовал. Пришлось остаться с собаками сторожить медведя, а Линник пошел за нартой. Вскоре медведь выскочил из лунки и побежал. собака за ним. Часа через два меня нашла нарта и привезла, как труп, в палатку. Здоровье свое ухудшил, а тут еще нужно залезать в замерзший обледенелый мешок.

14 февраля. Сегодня в 9 часов потащились дальше Снег, туман, ничего не видать, собаки не везут — караул. Протащились около трёх-четырех верст и стали лагерем. Здоровье мое очень скверно, вчерашний медведь ухудшил его.

16 февраля. Болен я адски и никуда не гожусь. Сегодня опять мне будут растирать ноги спиртом. Питаюсь только одним компотом и водой, другого ничего душа не принимает.

Увидели выше гор впервые милое, родное солнце. Ах, как оно красиво и хорошо! При виде его в нас весь мир перевернулся. Привет тебе, чудеснейшее чудо природы! Посвети близким на родине, как мы ютимся в палатке, больные, удрученные, под 82° северной широты!»
Матросы похоронили Седова на острове Рудольфа, самом северном острове самого северного нашего архипелага. Вместо гроба — два парусиновых мешка, в изголовье — крест, сделанный из лыж. В могилу положили флаг, который Седов мечтал водрузить на полюсе.
24 февраля (9 марта) Линник и Пустошный двинулись в обратный путь. В упряжке оставалось 14 собак. Керосину — на 5 варок. Экономя горючее, они ели мерзлое сало, вместо чая пили холодную воду, растапливая снег дыханием. Через пять дней керосин кончился.
Утром 6(19) марта Линник и Пустошный вернулись на корабль.

Вечером все собрались вместе. Читали дневник Седова, потом Линник рассказывал о последних днях Георгия Яковлевича.

Именем Седова названы архипелаг и остров, мыс и пик, пролив, два залива, две бухты. Именем его назван поселок Седова (бывшая Кривая Коса), где он родился и где открыт музей Георгия Яковлевича Седова. Улица Седова есть в Москве и во многих других городах и поселках. Именем Седова называли и называют корабли. Так, например, в историю полярных путешествий вошел героический, длившийся 812 суток дрейф ледокольного парохода «Георгий Седов», который пересек Северный Ледовитый океан.

Авторы и темы дневника «Вскормленные с копья». Часть 6.

Ткачев Юрий В асильевич

Невское ПКБ и «Спецсудопроект» предложили флоту два подхода к программе «цифрового жизненного цикла»

Найти общий язык между КБ и верфями: единый формат обмена данными ускорит постройку и ремонт кораблей

Сдачу фрегата «Адмирал Касатонов» перенесли на осень 2019 года

Ракетный крейсер «Москва» ждет решения своей судьбы в Севастополе

Указанные книги не участвуют в акциях «Последняя бесплатно» и «Скидка на колличество купленных книг»

Количество книг в заказе: 0

Общая стоимость: 0 RUB

Общая стоимость с учетом скидки: 0 RUB

Пожалуйста, введите доступный Вам адрес электронной почты. По окончании процесса покупки Вам будет выслано письмо со ссылкой на книгу.

Список удаленных книг:

Список удаленных книг:

«Воспоминания» А. П. Белоброва (1894–1981) представляют собой жизнеописание потомственного военного моряка, инженер-капитана 1 ранга, гидрографа-геодезиста, доктора географических наук, профессора, действительного члена Географического общества. В «Воспоминаниях» отражены годы учебы в Ревельской школе и гимназии (1902–1908), в Морском корпусе (1909–1914), служба на Балтийском флоте (1914–1920), участие в Первой мировой войне, в Ледовом походе 1918 г. и в Гражданской войне, обучение в Военно-Морской академии (1920–1924), прерванное так называемой «фильтрацией» бывших офицеров царского флота. Описаны служба в Гидрографическом управлении СССР и участие в Полярной экспедиции в Карском море (1924), адъюнктура в Главной астрономической обсерватории в Пулково (1924–1926) и т. д., а также служба начальником Отдельного Гидрографического отряда Черного моря (1928–1932), начальником Гидрографического отдела и заместителем начальника по научной и учебной работе Высшего Военно-Морского училища им. М. В. Фрунзе — с преподаванием курсов гидрографии моря, мореходной астрономии, написанием инструкций, статей, монографий и ряда учебников. Издание «Воспоминаний» сопровождают, в качестве приложения, составленные А. П. Белобровым справки относительно крейсера «Олег» и эскадренного миноносца «Гайдамак», воспоминания А. П. Белоброва о Видлицкой операции 1919 г., написанные в 1939 и 1956 гг., воспоминания командира заградителя «Яуза» В. Н. Федотова о боевых действиях Онежской военной флотилии в 1918–1919 гг., а также ряд справочных приложений. В книге более 1200 иллюстраций, в том числе фотографии из семейного и государственных архивов. Издание рассчитано на специалистов по русской истории, историков флота, науки и техники, а также на широкий круг читателей.

Уникальный гидрографический катер «Георгий Зима» спустили на воду на заводе «Нижегородский теплоход» (ЗНТ). Судно построено по заказу Министерства обороны РФ, а нести службу большой гидрографический катер (БГК) «Георгий Зима» будет в городе Ломоносов Ленинградской области. Об этом сообщили в региональном минпроме.

По словам министра промышленности, торговли и предпринимательства Нижегородской области Максима Черкасова, за последние пять лет «Завод «Нижегородский теплоход» построил по заказу Министерства обороны 20 кораблей. Еще два катера строятся сейчас. «Этот заказ в буквальном смысле слова позволил предприятию выжить. А получить заказ в свое время помогло правительство Нижегородской области. Сегодня ЗНТ – это современная судоверфь, имеющая опыт успешной реализации проектов полного цикла – от проектирования постройки до технического сопровождения судов. Предприятие обеспечено заказами до 2022 года. Кроме того, сейчас рассматриваются варианты участия предприятия в создаваемом нижегородском судостроительном кластере», — сообщил министр.

«Радует, что «Нижегородский теплоход» не только разрабатывает и выпускает уникальные суда, но и проявляет новые подходы в освещении своей деятельности. Так, предприятие совместно с журналом «Корабел» организовало творческий конкурс среди курсантов нашей Школы деловой журналистики. Лучший материал будет опубликован на медиаресурсах завода и в журнале «Корабел», главный редактор которого, Николай Ивакин, возглавил конкурсную комиссию», — рассказал Максим Черкасов.

Победители конкурса получат дипломы и небольшие призы от завода.

«Но призы в этой истории, конечно, не главное. Важно, что начинающие журналисты видят заинтересованность в качественных материалах и со стороны промышленных предприятий. Это хороший стимул для ребят!», — считает министр.

Максим Черкасов отметил, что катер предназначен для высокоточной съемки рельефа дна и обследования навигационных опасностей на глубинах до 400 метров, и оборудован однолучевым эхолотом для съемки рельефа дна на глубинах до 2 000 метров. С помощью этого катера будет проводиться обслуживание плавучих знаков, доставка личного состава и ремонтных бригад, навигационно-гидрографическое обеспечение спасательных и поисковых операций, лоцманская проводка подводных лодок и крупнотоннажных кораблей.

«Наш катер-гидрограф уникален. Во-первых, судно оснащено современным научно-исследовательским оборудованием, которое при желании можно использовать в качестве разведывательного, во-вторых, по своей конструкции катер удобен для жизни и работы экипажа, что в современном судостроении является приоритетом», — рассказал управляющий директор ЗНТ Сергей Коновалов.

Свое имя корабль получил в честь Георгия Зимы – капитана I ранга, гидрографа Балтийского флота, участника Великой Отечественной Войны, награжденного 7 орденами и 12 медалями. В торжественной церемонии спуска судна на воду приняли участие внуки и правнуки капитана Георгия Зима: Денис, Юлия, Лада, Злата, Катя и Андрей.

«Для нашей семьи это большая честь. Как только мы узнали, что новый катер будет носить имя нашего дедушки, мы решили связаться с заводом и приехать сюда. Мой дед возглавлял службу на Краснознаменном Балтийском флоте. Под его началом прокладывалась ладожская «дорога жизни», он руководил выводом кораблей через знаменитый Таллинский переход, когда нужно было спасти корабли для дальнейших военных действий. Три сына Георгия Зимы стали военными гидрографами. Жизнь нашей семьи тесно связана с морем, и сегодняшний день стал для нас историческим», — рассказала внучка военного гидрографа Юлия Ляцкая. «Когда мы объясняли детям, куда и зачем мы так далеко едем, я сказала: «Такое не просто раз в жизни бывает, такое и не каждую жизнь бывает», — добавила другая внучка Лада Зима.

Кроме того, на предприятии состоялся вывод из цеха и крещение второго гидрографического катера – «Александр Евланов» — и торжественная закладка еще двух суден этой серии.

Comments are closed.